Palace Tour

Gala Parade Halls

Restoration of the Palace

Rooms of Alexandra

Rooms of Nicholas II

The Children's Floor

Rooms of the Right Wing

Palace Park

The Imperial Garage

Imperial Dining

Plans, Maps and Churches

Imperial Yacht Standardt

Rooms of Alexandra - Dressing Room

  English | Español | Français | Deutsch | Русский

Гардеробная

 

 

В Гардеробную императрицы вела дверь из спальни. Каждое утро Александра Федоровна входила в гардеробную, где ее ждала разложенная камер-юнгферами (горничными) одежда на день. Камер-юнгферы имели отдельный доступ в комнату – они приходили по ясеневой лестнице, идущей мимо их рабочей комнаты на антресольном этаже, где хранился и подготавливался гардероб императрицы. Эта лестница вела в туалетную комнату, дверь которой открывалась в Гардеробную. Великие княжны тоже пользовались ясеневой внутренней лестницей – она шла от их комнат, мимо антресольного этажа и второй ванной, прямо в Гардеробную Александры Федоровны.

Слева: Дверь в туалетную и ванную комнату императрицы

Императрица заранее подбирала одежду на неделю вперед, исходя из своего участия в тех или иных мероприятиях, а так же согласуясь с личными предпочтениями. Она сообщала о своем выборе камер-юнгферам. Затем, каждый день Александра Федоровна получала от них краткий письменный перечень одежды, планируемой на день следующий, и давала окончательные инструкции по поводу своего гардероба. Иногда императрица сомневалась, что ей надеть, и просила подготовить несколько комплектов одежды, чтобы иметь возможность выбора.

Приняв ванну, Александра Федоровна одевалась сама. Она меняла одежду несколько раз в день – утром была одета довольно просто, а для ланча и чая выглядела более официально. К ужину императрица выходила облаченная в величественные, дорогие и роскошные вечерние платья, украшенная великолепными драгоценностями – даже если она ужинала наедине с супругом. После ужина Николай II возвращался к государственным делам и вновь присоединялся к супруге уже для позднего вечернего чая, который часто сервировали в его рабочем кабинете. После этого Александра Федоровна возвращалась в свои покои, чтобы приготовиться ко сну. Пеньюар и ночные принадлежности ждали императрицу в Гардеробной.

Одежда, выбранная царицей на день, должна была появляться в гардеробной точно по часам и в должное время. Камер-юнгферам следовало как можно тише все приготовить. Когда Александра Федоровна входила в комнату, то горничных там не должно было быть, а одежда – в точности соответствовать данным инструкциям. На стене был установлен телефонный аппарат, дабы императрица могла переговорить с находящимися на антресольном этаже камер-юнгферами в случае, если что-то было не так или ей требовался какой-то аксессуар.

Как упоминалось ранее, лестница из ясеневого дерева вела из туалетной в комнаты детей наверху. Половину пути до детских комнат у антресольного этажа был низкий потолок - в советские времена подобная конструкция подверглась критике, так как она нарушала традиционную архитектуру царскосельских зданий.

Камер-юнгферами при Александре Федоровне много лет служили две женщины - Магдалина Францевна Занотти и Мария Густавовна Тутельберг. Первая была англо-итальянского происхождения, а вторая - немкой. Они не носили обычную для их работы униформу или кружевные чепцы как обычные горничные. Камер-юнгферы даже протестовали против униформы, потому что считали себя более “компаньонками”, нежели прислугой. Объем их работы был довольно значительным и предполагалось, что они всегда должны являться по первому зову. Обе женщины жили во дворце - их комнаты находились напротив комнат великих княжон. У каждой камер-юнгферы имелась собственная служанка. Обе оставались незамужними пока состояли на службе у императрицы и соблюдали строгую секретность касательно царских семейных дел, держась на расстоянии от остальной прислуги и общества.

Магдалина Францевна и Мария Густавовна приехали из Германии вместе с Александрой Федоровной, говорили с ней по английски и, несмотря на 20 прожитых в России лет ,с трудом понимали русский язык – что еще больше отгораживало их от внешнего мира. Работа камер-юнгфер была трудной и требовавшей полной отдачи. Вещи императрицы отличались высочайшим качеством, часто украшались изысканной ручной вышивкой и отделкой. Очень сложно было содержать одежду Александры Федоровны в отличном состоянии – многие из прекрасных платьев нуждались в ручной чистке. К тому же, влажный климат плохо сказывался на дорогих тканях и плотных материях.

Справа: Камин в Гардеробной. Над камином –большой портрет отца императрицы, великого герцога Гессенского.

Оборудование, необходимое для поддержания гардероба Александры Федоровны в надлежащем состоянии, было чрезвычайно современным. Камер-юнгферы пользовались электрическими утюгами для глажки одежды, а меха, красивые шали, перчатки, вечерние платья и другие предметы гардероба размещали в огромных дубовых встроенных шкафах, защищенных от влаги и моли. Они предусматривали любую мелочь для того, чтобы императрица блистательно выглядела в своих нарядах в любое время года. Царскую одежду стирали и чистили в прачечной Аничкова дворца в Санкт-Петербурге. Туда вещи доставлялись уложенными в большие плетеные корзины и специальные транспортировочные баулы. Одежду царских детей стирали в электрических стиральных машинах в императорской прачечной Царского Села.

Мебель в Гардеробной стояла простая, покрашенная в цвет слоновой кости и обтянутая вощеным ситцем. На стуле, который можно увидеть на фотографии сверху, лежала подушка в форме рыбки – ее вышила Александра Федоровна или одна из ее дочерей. Пол покрывал прекрасный английский ковер. Слева от входа в комнату была дверь в туалетную и ванную. На фотографии можно видеть и камин – в комнате следовало поддерживать тепло и на правой стене для этой цели был прикреплен термометр с гудком, подававшим сигнал в подвальную котельную. Над камином висели оригиналы акварелей, изображавшие церемонии крещения Марии и Анастасии, двух младших дочерей царской четы. Репродукции с этих акварелей были очень популярны.

Гардеробная, туалетная, ванная и антресольный этаж появились в 1895 году в результате реконструкции одной большой комнаты. После Первой мировой войны все безжалостно разрушили новые советские власти – в процессе демонтажа обнаружился расписной потолок в неоклассическом стиле. Его отреставрировал известный советский реставратор Трескин, так же занимавшийся восстановлением дворца в Павловске.

Bob Atchison

Please send your comments on this page and the Time Machine to boba@pallasweb.com

Memories of Aleksei Volkov Charles Cameron - Imperial Architect Alexander Palace Book Finder
Palace Zooms Imperial Bedroom
Imperial Bedroom
Portrait Hall
Portrait Hall
Mauve Room
Mauve Room
Maple Room
Maple Room
Aleksey's Bedroom
Aleksey's Bedroom
Nicholas's Study
Nicholas's Study
Aleksey's Playroom
Aleksey's Playroom
Formal Reception
Formal Reception
Balcony View
Balcony View
Aleksey- Balcony
Aleksey- Balcony
Children-Mauve
Children-Mauve
Nicholas's Bathroom
Nicholas's Bathroom
Alexandra- Mauve
Alexandra- Mauve
Nicholas's Reception
Nicholas's Reception
Tsarskoe Selo Map
Tsarskoe Selo Map
Pallasart Photo Tours Palace Blog About The Site Palace, Russia & Royalty Forum Main Menu