The Home of the Last Tsar - Romanov and Russian History

Diaries and Letters - Letters of Maria from Exile in English and Russian

compiled by Sarah Miller

Maria Nikolaevna to Nikolai Aleksandrovich
3 March, 1917, Tsarskoe Selo

Dear and beloved Father! I'm always with You in my thoughts and prayers. Sisters are still lying in the dark room and Alexei is already bored with it so he is in the playing room with the windows open. Today we moulded bullets from tin with Zilik and he was very happy. I spend nearly all days with Mama becuase I'm now alone healthy and can walk. I also sleep with her to be nearby in case something must be said or someone wants to see her. Lily [Dehn] sleeps in the red room near the dining room on the sofa where was Olga. Dear beloved Father, we all greet and kiss You warmly. God protect you. Your Children
От Вел. Кнж. Марии Николаевны З. С. Толстой+).
Тобольск. 10 декабря 1917 г.

Мы живем тихо, гуляем по-прежнему два раза в день. Погода стоит хорошая, эти дни был довольно сильный мороз. А у Вас наверное еще теплая погода? Завидую, что Вы видите чудное море! Сегодня в 8 часов утра мы ходили к обедни. Так всегда радуемся, когда нас пускают в церковь, конечно эту церковь сравнивать нельзя с нашим собором(1), но все-таки лучше, чем в комнате. Сейчас все сидим у себя в комнате. Сестры тоже пишут, собаки бегают и просятся на колени. Часто вспоминаю Царское Село и веселые концерты в лазарете; помните, как было забавно, когда раненые плясали; также вспоминаем прогулки в Павловск и Ваш маленький экипаж, утренние проезды мимо Вашего дома. Как все это кажется давно было. Правда? Ну мне пора кончать. Всего хорошего желаю Вам и крепко Вас и Далю (дочь З. С. Толстой) целую. Всем Вашим сердечный привет.

Мария.

--------------------------------------------------------------------------------

+) "Русская Летопись", кн. 1, стр. 144.

(1) Феодоровский Государев Собор в Царском Селе.
 
Maria Nikolaevna to Ania Vyrubova
12 January 1918


Good morning, my darling! What a long time since I have written to you, and how glad I was to get your little letter. It is very sad we don't see each other, but God will arrange for us to meet, and what joy it will be then. We live in the house where you have been. Do you remember the rooms? They are quite comfortable when a little arranged. We walk out twice every day. Some of the people here are kind. Every day I remember you, and love you very much. Mr. Gibbs gave us photographs he made of you - it was so nice to have them. Your perfumes remind us so much of you. I wish you every blessing from God, and kiss you tenderly. Don't be sad. Love to all yours.


My darling beloved, how are you? We are all well, walk much in the yard, and have a little hill down which we can slide. There is much frost these days so Mama sits at home. You will probably get this in February, so I congratulate you on your name day. God help you in future and bless you. We always remember and speak of you. May God guard all your ways. Don't be sad, dear. All will be well, and we shall be together again. I kiss you tenderly.
MARIE.

 
Maria Nikolaevna to ?
Undated

The four of us live in one room. in the mornings we keep ourselves busy studying history, language etc. We go for a walk twice a day in the yard and the tiny garden. We built a snow mountain in the yard and slide down it.
 
To pass the time, we practice little French and English plays which we perform on holidays. Previously we were allowed to go to Church on holidays, but it was later decided we could not go to Church except on major Feast Days. They let us have the vigil service and Liturgy at home though. It takes place in the hall   it's comfortable enough and we organised it like a Church with icons,   but, it is not so nice as it is at Church. With sadness we remember the Feodorovsky Cathedral. Do you remember how we all prepared for Communion there in the grotto? That place always put me in such a marvellous mood. Now we don't know how we shall fast. Soon it will be Lent.

Time flies by with a horrible quickness. Soon it will be a year since we saw our friends. Well, it's nothing   God will grant us all to meet again.

Just now Mama and my sisters are singing. I'm not sure how it will work out   I haven't sung with the choir yet, but we often sing ourselves.

Some of the old injured soldiers (from the lazaret) write to us.

Today we have been rehearsing an English play. Tomorrow is Sunday and we shall perform it. I've played male roles sometimes   it's very easy now since I have short hair.
Maria Nikolaevna to ?
22 February/7 March 1918

[To a friend, from Tobolsk: ]
In the evenings we get together, to work or play cards bridge or some other games, though I am not particularly interested in [card games]. Papa reads aloud. Pretty often, when all four of us get together in a proper mood we sing various nice songs. This always ends up with us loudly imitating zurna [a musical instrument] sounds. Some of us knock against the door or against any other thing that catches our eye in order to produce more noise... and we create a hubbub that can be heard almost all over the house.
 
Maria Nikolaevna to her siblings
(На пути из Тобольска в Тюмень) 14/27 апреля 1918 г.(17)

(Отрывок из записки, посланной с кучером, который вез Государыню до первой почтовой станции)

Дороги испорчены, условия путешествия ужасны.
(На письме надпись почти печатными буквами: "Письмо дочери царя Николая Марии сестрам в Тобольск.")
Екатеринбург 27 апр(еля). 1918 г.(18)

Скучаем по тихой и спокойной жизни в Тобольске. Здесь почти ежедневно неприятные сюрпризы. Только что были члены област. Комитета и спросили каждого из нас, сколько кто имеет с собой денег. Мы должны были расписаться. Т. к. Вы знаете, что у Папы и Мамы с собой нет ни копейки, то они подписали, ничего, а я 16 р. 75 к. кот. Анастасия мне дала в дорогу. У остальных все деньги взяли в комитет на хранение, оставили каждому понемногу, выдали им расписки. Предупреждают, что мы не гарантированы от новых обысков. - Кто бы мог думать, что после 14 месяцев заключения так с нами обращаются. - Надеемся, что у Вас лучше, как было и при нас.
 
Maria Nikolaevna to OTAA in Tobolsk
28 April/11 May

This morning we are going for a walk, as it is warm. Valia Dolgorukov is still not allowed to see us. Greetings to others. I'm so sorry I was not able to say goodbye. You must be very sad to leave Tobolsk, such a pleasant house etc; I remember the cosy rooms and the garden. Do you play on the swing, or has the plank already broken? Papa and I kiss you lovingly my dears. May God keep you. I send greetings to everyone in the house. Best wishes and a safe journey, if you are already leaving. Your Maria
 
Maria Nikolaevna to
28 апр. (11 мая)

С добрым утром дорогие мои. Только что встали и затопили печь, т. к. в комнатах стало холодно. Дрова уютно трещат, напоминает морозный день в Т(обольске). Сегодня отдали наше грязное белье прачке. Нюта тоже сделалась прачкой, выстирала Маме платок, очень хорошо и тряпки для пыли. У нас в карауле уже несколько дней латыши. У Вас наверное неуютно, все уложено. Уложили ли мои вещи, если не уложили книжку дня рождения, то попроси Н. Т. написать. Если не выйдет, то ничего. Теперь уж наверное скоро приедете. Мы о Вас ничего не знаем, очень ждем письма. Я продолжаю рисовать все из книжки Бем. Может быть можете купить белой краски. Ее у нас очень мало. Осенью Жилик где-то достал хорошую, плоскую и круглую. Кто знает, может быть это письмо дойдет к Вам накануне вашего отъезда. Благослови Господь ваш путь и да сохранит Он вас от всякого зла. Ужасно хочется знать, кто будет вас сопровождать. Нежные мысли и молитвы вас окружают - только чтобы скорее быть опять вместе. Крепко вас целую, милые, дорогие мои и благословляю +.

Сердечный привет всем и остающимся тоже. Надеюсь, что Ал. Себя крепче чувствует и что дорога не будет его слишком утомлять. Мама (эти строки рукой Императрицы вписаны.)

Пойдем сегодня утром погулять т. к. тепло. - Валю все еще не пускают. - Скажите Ал. (?) Вас и др. привет. Очень жалела, что не успела проститься. Наверное Вам будет ужасно грустно покинуть т. уютный дом и т. д. вспоминаю все уютные комнаты и сад. Качаетесь ли Вы на качеле или доска уже сломалась?

Папа и я горячо Вас милых целуем. - Храни Вас Бог +.

Всем в доме шлю привет. Приходит ли Толя (так) играть? Всего хорошего и счастливого пути, если уже выезжаете.

Ваша М.
Maria Nikolaevna to Ella Feodorovna
4/17 May, 1918, Ekaterinburg

He is Risen Indeed!We kiss you, dearest, three times. Thank you very much for the eggs, chocolate coffee. Mama drank her first cup of coffee with great pleasure, it was very good. It's very good for her headaches, and as it happens we hadn't taken any with us. We learnt from the papers that you had been sent away from your convent, and were very sad for you. It's strange that we should all end up in the same province under arrest. We hope that you will be able to spend the summer somewhere out of town, in Verkhoturie or in some monastery. We have so missed having a church. My address: Ekaterinburg, The Regional Executive Committee, To the Chairman for transmission to me. May God keep you + Your loving god daughter.
 
От Вел. Кнж. Марии Николаевны З С. Толстой+).
Екатеринбург, 4/17-го мая 1918 г.

Христос Воскресе!

Дорогая моя З...

Поздравляю Вас со светлым праздником. Извиняюсь, что так поздно, но мы как раз уехали перед праздниками. Это было для нас очень неожиданно. Алексей был как раз болен, так что сестрам пришлось остаться с ним. Они должны скоро к нам приехать. Скажите Рите (Хитрово), что не очень давно мы видели мимолетно маленькую Седюшу(1). Сегодня три недели как мы выехали из Т(обольска). Так грустно быть без других, в особенности теперь, и на праздниках.

Устроились мы пока хорошо. Домик маленький, но чистый, жаль что в городе, потом сад совсем маленький. Когда придут другие, не знаю как мы устроимся, комнат не очень много. Я живу с Папой и Мамой в одной, где и проводим почти целый день. Только что выходили в сад, погода серая и идет дождь. А в дороге погода была чудная. До Тюмени 260 верст ехали на лошадях. Дорога была ужасная, трясло ужас как. Бумага, в которой были завернуты вещи, местами протерлась. Табак высыпался из папирос. Но как ни странно, ничего стеклянного не разбилось. У нас были взяты с собой лекарства и это доехало благополучно. Ехали мы два дня, ночевали в деревне. Через Иртыш проехали на лошадях, а через Туру пешком и несколько сажень до берега - на пароме. Мама перенесла эту дорогу удивительно хорошо, но теперь, конечно чувствует усталость и почти каждый день болит голова. С нами приехал доктор Боткин, у него бедного в дороге сделались колики в почках, он очень страдал. Мы остановились в деревне, там его положили в избу, он отдохнул два часа и поехал с нами дальше. К счастью боли не повторились. А как Вы все поживаете? Сестры нам написали, что имели от Вас известия. Если хотите мне написать, то адрес мой: Екатеринбург. Областной исполнительный комитет. Председателю, для передачи мне. Имели ли известия о Тили (Ю. А. Ден). Всем Вашим и Ник. Дм. привет. Крепко целую Вас, Риту (Хитрово) и детей (Д. и С. Толстые). Желаю Вам всего хорошего. Храни Вас Господь. Ужасно было грустно, что нам ни разу не удалось быть в соборе и приложиться к мощам Св. Иоанна Тобольского.

М.

--------------------------------------------------------------------------------

+) "Русская Летопись", кн. 1, стр. 146-147.

(1) Штабс-ротмистр Н. Я. Седов, которого Царственные Узники случайно встретили на пути в Тюмень. "Увоз из Тобольска Их Величеств и Великой Княжны Марии Николаевны".

Palace Archives

WMF Report
History
Diaries and Letters
Murder of the Imperial Family
Travel Guides
Romanov Archives

Mystery of the Romanov Treasures

Here's an article you will want to read if you are interested in Romanov or Russian History

Pallasart Web Design - Austin Texas Web Designers

Learn more about the history of Pallasart Web Design - Creating Innovative Website Designs Since 1996